15:54 

До ее смерти осталось сто дней

Каждый человек сумасшедший. Вся суть в том, насколько далеко находятся ваши палаты..
- Темный Лорд уже выбрал тех, кто нападет на Хогвартс? - Драко собой гордился. Интонация получилась идеальной, исконно малфоевской, и любой другой бы прокололся. Кто угодно, но не Снейп.

- О чем ты? - сухо поинтересовался он, ловко орудуя ножом - от ингредиентов для зелья тянуло сладковатым душком. И хотя Малфой во все глаза наблюдал за его реакцией, но не смог уловить ничего - ни сбившегося дыхания, ни дрогнувшей руки, ни поджатых в раздражении губ.

- О, брось, мне все известно, - заявил Малфой. - Я вчера получил письмо от матери.

Письмо действительно было, но информации о нападении в нем - никакой. Но Снейп-то об этом не знал - и Драко надеялся, что этот маленький блеф сработает.

- Прекрасно. Вот и задай свой вопрос матери, потому что мне ничего не известно, - теперь в голосе Снейпа слышалось раздражение - те едва уловимые нотки, которые приводили в ужас всех учеников Хогвартса. Но не Драко - после вступления в ряды Пожирателей его уже было сложно испугать колким взглядом х сердитым тоном.

- Почему ты лжешь мне? - в конце концов спросил Драко, усаживаясь на твердый, неудобный стул, предназначенный для несчастных, которые проходили здесь отработку. - Не доверяешь?

- Драко, - устало вздохнул Снейп, - что ты хочешь от меня? Порадуйся лучше, что тебя это не касается. Или ты не для себя интересуешься?

- Для себя, для кого же еще? - фыркнул Малфой, но, наверное, в этот раз у него вышло не слишком-то правдоподобно. Северус застал его врасплох.

- Например, для Грейнджер.

- Для Грейнджер?

- У тебя есть еще друзья с Гриффиндора? - поинтересовался Снейп, высыпая нарезанные ингредиенты в котел. Он предпочитал работать в одиночку, Драко знал это, поэтому не удивился, что сдерживаемое раздражение все же прорвалось наружу. Возможно, стоило подгадать лучшее место для этого разговора, но время - это чертово время, которое ускользало словно песок сквозь пальцы.

- Она не моя подруга.

- Нет? Кто же тогда? Возлюбленная? - с исконно слизеринским сарказмом поинтересовался Снейп.

- Глупости, - сжав губы, отозвался Драко. Он бы, может, и хотел признаться - почему бы не быть откровенным с человеком, которому доверяешь? - но если бы он сам знал, кто для него Грейнджер. Язва, заноза, проклятие его на веки вечные - скажешь кому разве такое? - Не расскажешь? Ладно, молчи. Сам узнаю.

Что-то, наверное, было в его тоне - злое и обреченное, потому что Спейп, вздохнув тяжело, остановил Драко уже на самом пороге. Велел вернуться на место - и заговорил.

***

Малфой все не мог избавиться от неприятного ощущения, что Снейп был с ним не до конца откровенен. Уж слишком осторожно, взвешенно он выбирал слова. Хотя, наверное, это просто его деятельность наложила на него свой отпечаток - уж если Драко было сложно учиться в школе, имея метку на предплечье, то что уж скажешь о Северусе, который вынужден был постоянно контактировать с Дамблдором. Тут уж у любого выработается чрезмерная осторожность.

В любом случае те сведения, которые Снейп ему предоставил, были в разы полнее всех тех жалких крупиц, которые были известны Драко ранее. Теперь только осталось решить, как же распорядиться полученной информацией. Рассказать Грейнджер? Но ведь если он расскажет ей подробности, то она наверняка останется на Рождество в Хогвартсе. И, уж зная ее упрямый характер, Малфой был уверен, что отсиживаться в безопасности она не станет.

"Ты думаешь о том, как защитить грязнокровную девчонку? Всезнайку Гермиону Грейнджер? Серьезно?" - глумливо нашептывал внутренний голос. Да должно же было в нем, Драко, остаться хоть что-то малфоевское! Как можно предавать родителей, все, чему верил, ради какой-то девки? И не какой-то чистокровной слизеринки, а Грейнджер, пропади она пропадом!

Малфой хотел разозлиться - и на нее, и на себя. Ведь сколько поводов ненавидеть ее появилось у него за эти годы! Разве можно забыть все это из-за прожитых в Мэноре недель? Как же отчаянно Драко желал, чтобы ему было плевать на ее судьбу, но ноги будто сами несли его к гриффиндорской гостиной, а в голове выстраивались лживые фразы, с помощью которых он намеревался уговорить Грейнджер вернуться на Рождество в Малфой-мэнор.

Драко планировал поймать возле входа в святая святых Гриффиндора какого-то младшекурсника с этого факультета и потребовать его позвать Грейнджер. Но до отбоя оставалось минут десять, не больше, и правильные гриффиндорцы уже разбежались по спальням. Коридор был угнетающе пуст, с соседнего портрета раздавался раскатистый храп, и Малфой уже намерился уходить. Быть может, оно и к лучшему - удастся лучше продумать свои слова.

Но тут из-за поворота показались Поттер и Уизли - теперь-то уж ничто не смогло бы заставить Драко уйти.

- Что ты здесь ошиваешься, Малфой? - тут же подобрался Уизли.

- Поттер, - демонстративно проигнорировал Рона Драко, - позови Грейнджер.

- Что? - взъярился Уизли. - Гарри, ты слышал? Проваливай отсюда, Малфой. Или тебе помочь?

- Я с тобой разговариваю? - прошипел Драко. Мерлин, как же ему хотелось сейчас проклясть этого рыжего идиота. Может применить, Круцио, почему бы и нет? Посмотреть, какова цена этой показушной смелости. - Ты бы лучше ее так защищал, когда трахал дурочку Браун...

Ох, как же приятно было смотреть, как смутился Уизли - по лицу расползлись некрасивые пунцовые пятна, а все остроты вмиг сменились неразборчивым бормотанием. Быть может, не вмешайся Поттер, Уизли бы и попытался наброситься на Малфоя с кулаками, но момент оказался упущен.

- Я позову ее, Малфой.

- Позовешь? - недоверчиво переспросил Драко. И с каких это пор Гарри Поттер стал таким сдержанным? Но, посмотрев в глаза старому врагу, Малфой не обнаружил там ни издевки, ни намеков на скрытые мотивы. Только усталость - неизбывную, въевшуюся намертво. Такова была ноша национального героя - и никто не мог облегчить ее. - Так зови. Ты же не ждешь от меня благодарности, правда?

- Ты все такой же, Малфой, - хмыкнул Поттер, и его зеленые глаза за стеклами очков ярко сверкнули. И, Мерлин свидетель, Драко не только понимал, но и разделял эту странную радость - как же хорошо в этом нестабильном мире иметь хоть что-то неизменное! Знать, что кто-то заклятый враг, кто-то мерзавец или зануда, дурак или лукавый хитрец.

Малфой едва не улыбнулся, но все же сдержался - не будет же он любезничать с Поттером, право слово? Уизли тем временем что-то эмоционально высказывал Гарри, склонившись так, что рыжая челка закрыла глаза. Но Поттер, кажется, успешно научился игнорировать своего дружка - он произнес пароль и, подхватив Рона под локоть, потащил в гриффиндорскую гостиную.

Долго ждать Драко не пришлось. Вскоре Грейнджер появилась в коридоре - наскоро накинутая мантия, растрепанные волосы. Она была испугана, и Драко только сейчас осознал, что Грейнджер могла себе надумать - это же какая катастрофа должна была обрушиться на стены Хогвартса, чтобы Поттер выполнял просьбы Малфоя!

- Что? Драко, не молчи! Что произошло?

- Я снова Драко?

- Прекрати...

- Как тогда, когда мы с тобой... - он хотел сказать "трахались" и почему-то не смог. Фраза так и повисла в воздухе - пускай и не досказанная, но однозначная. Гермиона сердито поджала губы, а потом, расправив плечи, произнесла:

- Я думала, что у тебя должны быть веские причины, чтобы искать со мной встречи после отбоя. Если же все дело в том, что тебе скучно, Малфой...

- Определенно скучно, - перебил Драко.

- Тогда найди кого-нибудь, кто бы развлекал тебя. А мне не до тебя и твоих глупостей. Доброй ночи.

Она уже хотела уйти, когда Драко дернул ее за запястье, рывком привлекая к себе. Но в этот раз Гермиону не удалось взять врасплох - она успела достать волшебную палочку и прижать ее к груди Малфоя.

- Вижу, кое-чему пребывание в Мэноре тебя все же научило, - удовлетворенно заметил Драко. В глазах Гермионы была нерушимая уверенность, но пульс под его пальцами выдавал ее с головой. И умирать, наверное, она будет так же - до конца не выдавая страха.

- Отпусти, - потребовала она. - Когда же ты наиграешься, Малфой?

Эта ее фраза потрясла Драко до глубины души. Да если бы он играл! Как бы заманчиво было просто сломать ее, словно очередную игрушку, откинуть обломки в сторону и вскоре обо всем забыть! Если бы он только мог видеть в этой грязнокровной девчонке симпатичную, глупую куклу, а не человека - упрямого, верного, чем-то неуловимо близкого. Они были настолько различны - и все же похожи. И гордостью, - этой почти гордынью - и судьбами своими безнадежными. Драко не играл с ней - никогда. Более того, только с нею он, кажется, по-настоящему жил...

- Мне нужно поговорить, - уже без издевки попросил Драко.

- Сейчас?

- Это важно, - произнес он. Неужто она не тоскует? Мерлин, быть может, это лишь он, как последний идиот, каждую минуту выискивает ее в толпе? Это что же, только он, Драко, сошел с ума, а она живет себе так, будто бы ничего не произошло?

- Только не здесь, ладно? - опасливо взглянув на вход в гриффиндорскую гостиную, попросила Гермиона.

- А что, боишься, что нас прервет ревнивый Уизли? - не удержался от колкости Драко.

- Оставь Рона в покое, Малфой, - сердито поджала губы Гермиона. Дурочка, неужто простила его? Защищает теперь...

- Все-все, Грейнджер, не горячись! - произнес Драко и, задумавшись на мгновение, предложил: - Выручай-комната? Это, как по мне, наилучший вариант.

Он видел, что Гермиона не слишком-то разделяет его мнение - их последняя встреча там закончилась не лучшим образом. Грейнджер нахмурилась, неопределенно пожала плечами, но потом, словно пересилив себя, согласно кивнула.

В этот раз обстановка в Выручай-комнате была не такой аскетичной, в углу примостился удобный диван, на который Драко и сел.

- Присядешь? - похлопав возле себя, спросил Драко.

Грейнджер лишь отрицательно покачала головой, глаза ее в свете свечей казались совсем черными. В любом другом случае Малфой бы обязательно обвинил ее в трусости, но только не сейчас - он должен был оставаться максимально сосредоточенным, чтобы его план сработал.

- Как знаешь, - пожал плечами Драко. - В общем, я решил рассказать тебе то, что узнал сегодня от Снейпа. Интересно?

- Конечно, - оживилась Гермиона. Вот же глупая девчонка, как о своем ненаглядном Поттере печется!

- Перед началом учебы Темный Лорд дал мне задание, - заговорил Малфой, непроизвольно потирая метку, скрытую под рукавом мантии. Ему показалось, будто кожа на предплечье начала покалывать, но это, конечно, было не так. - Я должен был придумать способ, с помощью которого Пожиратели могли бы проникнуть в Хогвартс в обход защитных чар. У меня был определенный план - его подробности неважны, - стоит только признать, что получалось у меня не очень. Я нервничал и оттого утратил бдительность - меня увидели... Отгадай, кто, Грейнджер?

- Да откуда мне знать! - возмутилась Гермиона. Ей не терпелось узнать больше, а Малфой начал издалека и теперь еще сильнее затягивал своими неуместными играми.

- Подумай, - не отступал Драко. И от этой настойчивости у Грейнджер мурашки побежали по спине - к чему бы это? Будто где-то очень глубоко она знала, но мысль ускользала песком сквозь пальцы - и никак не удавалось ее ухватить, удержать. А Малфой тем временем продолжил: - Вспоминай, Гермиона. Кому в Хогвартсе до всего есть дело? Кто вечно сует свой нос в чужие дела? Кого Поттер посвящал в свои подозрения касательно меня так часто и упорно, что они дали плод? Кто имел больше привилегий из-за должности старосты и мог безнаказанно бродить по коридорам по ночам? Ты знаешь, Гермиона, знаешь! Вспоминай!

- Я не... - прошептала Грейнджер и затихла. В висках начала пульсировать боль, да так сильно, что Гермиону затошнило. Вспоминай, вспоминай, вспоминай! В голове возникли какие-то бессмысленные воспоминания, - лицо Дамблдора, темный силуэт в конце коридора - но всего этого было слишком мало, чтобы выстроить полноценную картинку. - Это не могу быть я, Малфой, - еще раз попыталась возразить Гермиона.

- Ты сама знаешь, что это правда, - спокойно ответил Драко и, ухватив Грейнджер за мантию, вынудил таки сесть на диван. - Мне еще многое нужно рассказать, не хватало еще, чтобы ты грохнулась в обморок.

Но Грейнджер и не думала перечить - настолько ее оглушила эта новость. Минуту она сидела молча, сильно зажмурившись, словно пытаясь таким образом вернуть себе утраченное воспоминание, потом вздохнула и, нахмурившись, сказала:

- Это тебе Снейп сказал? Так, может, он лжет? Наверняка так и есть!

- Ты себя слышишь? - взъярился Драко. Он схватил ее за плечи, больно сжал и затряс так сильно, словно она была тряпичной куклой. - Слышишь? Ладно, ты готова прощать Уизли его роман с Браун - черт с тобой! Но неужели ты и Дамблдора будешь защищать? Ты же знаешь - сама говорила! - что ради торжества добра он пойдет на любые жертвы.

Драко поморщился, словно от зубной боли, и отпустив Гермиону, тяжело откинулся на спинку дивана. Та же, поморщившись, потерла плечо, но ничего не сказала - физическая боль сейчас была не главной.

- Что было дальше? - глухо спросила она. Драко покосился на нее подозрительно, словно сомневался, что она хочет и может воспринимать информацию. Но ему нужно было все сказать - зачем иначе он придумывал этот план? - Говори.

- Чтобы ты каждое мое слово воспринимала в штыки? Ты либо веришь мне, Грейнджер, либо нет. Третьего не дано.

- Верю, - не задумываясь, ответила Гермиона. Сейчас бы Драко устыдиться, но зря он что ли был слизеринцем? На его лице не дрогнул ни единый мускул. - Прости - и говори. Я должна знать.

- Ты видела меня - не знаю толком, что именно, но этого оказалось достаточно, чтобы ты бросилась докладывать все Дамблдору.

- Почему? - нахмурилась Гермиона. - Нет-нет, я не сомневаюсь, Малфой. Но, согласись, было бы логичнее, если бы с новостями я пошла к Гарри. Почему я не сказала ничего ему?

- Грейнджер, если мы будем обсуждать все эти нюансы, то не выберемся отсюда и через неделю, - Драко закатил глаза, но потом все же произнес: - Да мало ли почему! Решила посоветоваться или подумала, что Поттеру грозит опасность - мало ли может быть причин. Разве это важно?

- Ладно, - неуверенно пробормотала Гермиона. - Значит, я пошла к Дамблдору, и он...

- Стер твои воспоминания, - закончил за нее Драко.

- Я не понимаю...

Малфой ждал, не торопил Грейнджер. Он смотрел на глубокую складку на ее лбу и ловил себя на мысли, что хочет разгладить ее пальцами, прогнать обиду и тревогу, затаившиеся в глазах Гермионы. Но ничего этого он, конечно, не сделал - чтобы его план получился, Драко необходимо было сохранять хладнокровие.

- Зачем он так поступил? - в конце концов, задала самый важный для себя вопрос Грейнджер. Вряд ли она ждала ответа, да и что мог сказать Драко? Уверить эту дурочку, что ей еще повезло? Что все могло сложиться гораздо хуже? Но Драко не хотел еще сильнее выбивать почву у Гермионы из-под ног, она и так стояла на зыбкой основе.

- После этого он отправил тебя в Мэнор. И меня заодно.

- Почему и меня? Я же не помнила ничего...

- Предполагаю, что это просто было удобно. Отослать меня одного - подозрительно. А так благородная и важная миссия по твоему спасению. И пускай причина нелепая, но ведь сработало: страх за твою жизнь погасил подозрительность твоих друзей, они ведь толком и не пытались ничего узнать, верно? Тоже слепо верили Дамблдору.

- Но Волдеморт? - воскликнула Гермиона. - Если бы он через меня узнал что-то о Гарри? Это все так...

- Грейнджер, не глупи, - перебил ее Драко. - Ты думаешь, у Темного Лорда нет других источников информации? Да и план ведь в силе.

- Снейп... - кивнула она. - Конечно, это задание поручили Снейпу. И уж он-то справился с ним, да?

- Определенно, - кивнул Драко. Грейнджер поднялась на ноги, заходила из угла в угол, задумчиво кусая губы. Она что-то бормотала себе под нос, и Малфой точно знал, что в ее голове мысли уже роятся, точно растревоженные пчелы. Ему же оставалось демонстрировать показательное равнодушие, поэтому он смахнул с мантии несуществующую пылинку, потом принялся постукивать пальцами по колену. Этот звук наконец-то привлек внимание Гермионы: она взглянула на Драко - сначала так, будто не ожидала его здесь увидеть, но потом ее взгляд стал осмысленным.

- Малфой! - воскликнула она. - Ты должен помочь!

- Прямо-таки должен? - издевательски протянул Драко. - Зачем? Ты, помнится, сама сказала, что справишься сама. И что там еще ты говорила, Грейнджер? Малфой!

- Что ты хочешь? - поджав губы, спросила Гермиона.

Умная девочка... Все-то она понимала. И пускай изначально Драко не планировал ничего такого, но грех было не воспользоваться возможностью. Это наверняка ведь был последний шанс - скоро Грейнджер уйдет у него из рук, а он все еще хотел ее. Последний раз - и забыть все, будто глупый, сюрреалистический сон.

- Тебя, - ответил Драко. - Я хочу тебя, Гермиона.

@темы: Работы в процессе, До ее смерти осталось сто дней

URL
   

На стадии куколки

главная